Michael Rivkin (arenas) wrote,
Michael Rivkin
arenas

Недельный раздел Ваигаш

И кончился этот год; и пришли они к нему на другой год, и сказали ему: не скроем от господина нашего, что и серебро истощилось, и стада скота у господина нашего: не осталось ничего пред господином нашим, только тела наши и земля наша.Для чего нам погибать в глазах твоих, и нам, и земле нашей? Купи нас и землю нашу за хлеб; и мы, и земля наша будем рабами Паро, а ты дай нам семян, и будем жить и не умрем, и земля не опустеет. И купил Йосэйф всю землю Египетскую для Паро, потому что продали Египтяне каждый свое поле; ибо одолевал их голод. И досталась земля Паро /.../ И сказал Йосэйф народу: вот, я купил теперь вас и землю вашу для Паро; вот вам семена и засейте землю. А когда будет жатва, вы дадите пятую часть Паро; а четыре части останутся вам на засев поля и на пропитание вам и тем, кто в домах ваших, и на пропитание детям вашим. И они сказали: ты спас нам жизнь - да обретем милость господина нашего, и да будем рабами Паро. И поставил Йосэйф в закон земле Египетской до сего дня: пятую часть давать Паро, одна только земля жрецов не досталась Паро. (Брейшит 47:18-20, 23-26)

Это существенное условие государственной семенной ссуды означало, собственно, дальнейшее взимание «прекрасной пятой части» — того самого оброка, благодаря которому Иосиф в тучные годы накопил те волшебные запасы, откуда он теперь черпал, — это было закрепленье установленного тогда оброка на будущее, его увековечение. Надо, однако, иметь в виду, что этот налог, если не считать упомянутого переселенья, был единственной формой, в которой выразилась «продажа» полей вместе с их владельцами — поскольку владельцы предлагали как товар и себя. Никем до сих пор не было по достоинству оценено то, что самопродажей хозяев, на которую те, чтобы не погибнуть, решились, Иосиф воспользовался лишь в очень символической степени, что слов «рабство» и «крепостная зависимость», по понятным причинам ему не нравившихся, он лично вообще не употреблял и что отсутствие прежней «свободы» земли и людей выражалось при нем лишь в неукоснительной выплате пятой части, то есть в том, что снабжаемые семенами работали уже не только на самих себя, но частично и на фараона, иными словами — на государство, на общественную погребу. В этой мере, следовательно, труд их был барщиной крепостных — так вольно определять его каждому поборнику человечности и гражданину гуманного нового времени, который готов, по законам логики, отнести это пределение и к себе самому.

Оно отдает, однако, преувеличением, если разобраться в мере зависимости, навязанной Иосифом этим людям. Принуди он их отдавать три четверти или хотя бы половину их продукции, для них было бы ощутительнее, что они уже не принадлежат себе, а их поля — им. Но двадцать из ста — даже при самой злой воле нельзя не признать, что это значит держать эксплуатацию в известных границах. Четыре пятых урожая оставалось им на новый посев и на то, чтобы прокормить себя и своих детей, — нас простят, если мы, лицом к лицу с этим обложеньем и положеньем, говорим лишь о намеке на рабство. Тысячи лет звучат благодарственные слова, которыми приветствовали подъяремные своего угнетателя: «Ты спас нам жизнь; да обретем милость в очах твоих, и да будем рабами фараону!» Чего уж больше? (Томас Манн Иосиф и ео братья, М. 2000 . т. 2 стр. 772).

Надо сказать, что ещё задолго до появления первых «поборниов человечности и граждан гуманного нового времени» термин «барщина крепостных» был использован для точного описания реформ Йсефа одним из величайших комментаторов Торы Рабби Моше бен Нахманом:

« Купи нас и землю нашу — итак, сказали ему, чтобы и их тела тоже купил он в рабство Для Паро, как сказано: «вот, я купил теперь вас и землю вашу для Паро!» (Брейшит 47:23), но при этом сказано: « И купил Йосэйф всю землю Египетскую для Паро, потому что продали Египтяне каждый свое поле» (Брейшит 47:20). но не сказано, что купил он их тела, а сказано, что купил он только землю.

И смысл этого вот какой: они сказали ему, чтобы он купил их в рабство, и они бы трудились на царя, согласно его воле, а он хотел купить только землю, и оговорил с ними, что они будут всегда обрабатывать эту землю, и что они и их потомки будут на этой земле крепостными у Паро (в оригинале אריסי בית אבות לפרעה ).

И потому было бы правильно, если бы царь и хозяин земли получал бы четыре пятых урожая, а вы, его крепостные — одну пятую. Но я смилостивился над вами, и вы будете получать долю, надлехащую хозяевам земли, а Паро будет получать долю, надлежащую крепостным, но вы будете ему крепостными, и не сможете оставить ваших участков, и в этом смысл той присяги, которую вы ему принесли. И потому они ему ответили: « да обретем милость господина нашего», ибо ты облегчил нашу участь и позволил брать четыре пятых, на что мы сможем прожить», и мы будем рабами Паро, как и присягнули, и будем обрабатывать землю по воле его» (РАМБАН Брейшит 47:25).

РАМБАН, хорошо знакомый с нравами и обычаями феодалов как в христианской Испании, так и в мусульманской Испании, а также в Палестине, мог по достоинству оценить насколько мягкими были, даже по меркам XIII в., условия, установленные Йосефом. Но, возможно, речь идёт не более чем о «благих пожеланиях» Первоавтора, о тех общественных и экономических отношениях, которые он только хотел бы видеть, о своего рода социальной утопии? Насколько такое описание реформ Йосефа согласуется с данными современной науки о Древнем Египте?[Spoiler (click to open)]

Нахум Сарна посвятил отдельную монографию исследованию того, как отразились в книге Брейшит социальные, политические и культурные реалии древности, в том числе — Древнего Египта. Он отмечает, что «одним из аспектов египетской экономики, который поразил еврейского Первоавтора, как наиболее примечательный, была концентрация земельной собственности в руках государства. Именно такая ситуация сложилась после изгнания гиксосов. Разумеется, это были длительные поцессы, которые растянулись на время жизни нескольких фараонов» (Nahum Sarna Understanding Genesis NY 1966 p. 225), Для древних авторов весьма характерно стремление найти некоего «культурного героя», который в одиночку внёс в жизнь человечества ту или иную кардинальную новацию, существенно изменившую эту жизнь к лучшему.. В данном случае таким «культурным героем» выступает Йосеф, а время новации сжато до нескольких лет.. Но общая тенденция экономических реформ Нового Царства отражена верно. Возникает вопрос, а как реально изменилась в результате этих реформ жизнь простых людей? Стал ли Йосеф тем «Прометеем, подарившим огонь», тем истинным Кормильцем древних египтячн, каким его видит еврейская традиция?

Как извесно, Карл Маркс, особенно в своих ранних трудах, уделял большое внимание т. н. «азиатскому способу производства».. Вот как он описывает этот способ производства в третьем томе «Капиталла»: «Если не частные земельные собственники, а государство непосредственно противостоит непосредственным производителям, как это наблюдается в Азии, в качестве земельного собственника и вместе с тем суверена, то рента и налог совпадают, или, вернее, тогда не существует никакого налога, который был бы отличен от этой формы земельной ренты. При таких обстоятельствах отношение зависимости может иметь политически и экономически не более суровую форму, чем та, которая характеризует положение всех подданных по отношению к этому государству. Государство здесь — верховный собственник земли. Суверенитет здесь — земельная собственность, сконцентрированная в национальном масштабе. Но зато в этом случае не существует никакой частной земельной собственности, хотя существует как частное, так и общинное владение и пользование землёй” (Маркс К., Энгельс Ф. Сок. 2-е изд, т.25 ч.2 стр. 354).

Вот важнейшие особенности «азиатского способа производства» по Марксу:в сравнении с главными параметрами реформы Йосефа, в описании Томаса Манна:
1. «Государство здесь — верховный собственник земли» (К. Маркс)

«Во всем Египте земля принадлежала отныне фараону» (Т. Манн,там же стр.773)
2. «...в этом случае не существует никакой частной земельной собственности, хотя существует как частное, так и общинное владение и пользование землёй» (К. Маркс)

«..все действия Иосифа были направлены на то, чтобы заколдовать понятие собственности и перевести его в неопределенное состояние владенья и невладенья, владенья ограниченного и заимообразного /.../ владенье при этом оставалось владеньем. /.../ мероприятия Иосифа так заколдовали понятие собственности, что они поставили это понятие в неопределенное положение: внутренний взгляд, устремленный к идее «владенье», расплывался и увязал в двусмысленности. (Т. Манн,там же стр.770, 773-74).
3. « рента и налог совпадают, или, вернее, тогда не существует никакого налога, который был бы отличен от этой формы земельной ренты» (К. Маркс)

«Это было закрепленье установленного тогда оброка на будущее, его увековечение. Надо, однако, иметь в виду, что этот налог, /.../ был единственной формой, в которой выразилась «продажа» полей вместе с их владельцами» (Т. Манн,там же стр.772).
4. « При таких обстоятельствах отношение зависимости может иметь политически и экономически не более суровую форму, чем та, которая характеризует положение всех подданных по отношению к этому государству» (К. Маркс). Здесь подчёрнута та черта «азиатского способа производства», которая наиболее заметна отличает его от классического рабовладения: те, кто непосредственно обрабатывают землю и являются,таким образом, основой экономического «базиса», в марксистском понимании, являются самым нижним, но и самым многочисленным социальным слоем любого аграрного (в том числе — любого древнего) общества, не столь уж резко отличаются по своему статусу, по своим «отношениям зависимости», как экономической, так и политической, от других общественных слоёв, и уж точно не являются рабами , «живой собственностью», каковыми они были в развитых античных рабовладельческих обществах. . Именно этот единообразный характер отношений между государством и «непосредственным производителоем» привлёк внимание К. Маркса и побудил его выделить «азиатский способ производства» как отдельную формацию.

«то, что происходило при этом решительном и мудром министре, было не чем иным, как ликвидацией еще имевшегося крупного землевладенья и заселением более мелких поместий крестьянами-арендаторами, ответственными передгосударством за обработку, ирригацию и орошенье земель на уровне века; это было, следовательно, более равномерным распределеньем земли между народом /..../ (Т. Манн,там же стр.771).

И ещё один, пятый пункт, не упомянутый К. Марксом: такое общественное устройство возможно только там, где изначально существуют объективные условия для предельной централизации хозяйственных и политих отношений, с одной строны, и для определённой унификации статуса всех подданных — с другой. Таким условием является единый источник пресной воды для орошения всех земельных угодий в стране. Именно поэтому выдающийся исследователь «азиантского способа производства» Карл Виттфогель ввёл для обозначения таких обществ допонитеьный термин «ирригационные империи», В качестве классического примера такой империи он приводит именно Древний Египет. Но ведь и из рассказа книги Брейшит вполне очевидно,что реформы Йосефа были возможны, социально востребованы и практически осуществимы только в стране Чёрной земли, где единственным источником водоснабжения был Кормилец, Хаппи.

Сам К. Маркс не очень хорошо был знаком с историей Древнего Востока, и с Древним Египтом, в частности. Его знания ограничивались «Лекциями по философии истории». Ф. Гегеля и трудами современных ему историков-ориенталистов. Для анализа экономических механизмов «азиатского способа производства» К. Маркс обычно обращался к реалиям Британской Индии. Это не помешало ему точно разглядеть типологические черты, объединявшие современную ему Британскую Индию с некоторыми цивилизациями древности . Интересно, что при перечеслении сменяющих друг друга формаций он непременно указывал «азиатскую» формацию ранее рабовладельческой и считал именно «азиатский способ производства» самой ранней из эксплуататорских формаций. Абстрактно-логический каркас «исторического материализма» не допускал иной последовательности, эксплуатация человека человеком должна была нарастать с течением времени. Да и Гегель в этом плане на К. Маркса сильно повлиял.

На практике дело обстояло сложнее. Рабство, в привычном нам понимании могло сосуществовать с «азиатским способом производства» на протяжении длительного времени, а иногда и «отступать» перед ним, оставляя «азиатский способ производства», как его описал К. Маркс в приведённой выше цитате. главной, если не единственной формой общественных отношений, Похоже, что именно это и произошло в Древнем Египте в период Нового царства. Крупнейший специалист по истории Древнего Востоа Л. С. Васильев указывает: «Основная часть египетских работников стала в период Нового царства более свободной по сравнению со «слугами царя» прошлых времён. Появилась прослойка «немху», в которую вкючались и земледельцы, и ремесленники, и, возможно,также воины и чиновники низших рангов». (Л. С. Васильев История Востока Москва 1993 стр.111). Эта характеристика относится именно к тому периоду, когда произошли реформы Йосефа, при том что речь, конечно, идёт не о семи годах, а о «времени жизни нескольких фараонов». Но общая тенденция уловлена в книге Брейшит верно. «основная часть работников стала более свободной», и потому образ «культурного героя», к которому обращены знаменитые слова «ты спас нам жизнь - да обретем милость господина нашего» достаточно точно описывает тот след, который оставил своими реформами в коллективной памяти Йосеф.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments